Боровиковский, Владимир Лукич. Портрет Павла I. 1800
Холст, масло. 266 x 202
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Периоды
  • XVIII в. (четвертая четверть)
География
  • Россия
Вид искусства
  • живопись
Жанр
  • портрет
Образовательный уровень
  • основная школа
  • самообразование
Библиография : Прядильщиков И. Портрет втройне исторического значения // Чудеса и приключения. - 2002. - N 7; Алексеева Т.В. Владимир Лукич Боровиковский и русская культура XVIII-XIX веков. – М.: Искусство, 1975; Алексеева Т.В. О некоторых малоизвестных работах В.Л. Боровиковского // Искусство. 1982. № 8. С.54-61; Бенуа А.Н. История русского искусства в XIX веке / Сост., вступ. статья и коммент. В.М. Володарского. – М.: Республика, 1995; Государственная Третьяковская галерея. Каталог собрания. Живопись XVIII века. – М.: Красная площадь, 1998; Государственный Русский музей. Живопись. XVIII век. Каталог. Т. 1. – СПб., 1998; Ильина Т.В. Русское искусство XVIII века. – М.: Высшая школа, 1999; История русского искусства / Под ред. И.Э. Грабаря. Т. 7. – М.: Академия наук СССР, 1961; Маркина Л. Владимир Боровиковский. – М.: Белый город, 2001; Чайковская О.Г. «Как любопытный скиф…»: Русский портрет и мемуаристика второй половины XVIII века. – М.: Книга, 1990; Шумова М.Н. Русская живопись первой половины XIX века. М., Искусство. 1978.
Место создания
Санкт-Петербург, Россия
Размер
266 x 202
Персоналии
Павел I
Источники
Составитель – Пелевин Ю.А.;
Тело статьи/биографии :

В портрете Павла I[1] (1800, ГРМ) правитель показан весьма откровенно позирующим[2], будто он разглядывает себя в зеркало, то ли примеряя императорские регалии и репетируя предстоящее торжество, то ли напоследок любуясь собой в полном коронационном параде (им самим, кстати, придуманном) перед тем, как разоблачиться.

Корона как-то слегка набекрень; скипетр над ворохом императорских атрибутов Павел держит так, будто собирается его положить, присоединив к этому вороху, — вся сцена приобретает подозрительное сходство с финалом маскарадного спектакля. Такой тип парадности требовал высочайшего мастерства в изображении парчи, шелка, бархата, меха, сверкания драгоценных каменьев — того «блеска и шума славы», который в конце концов оказывается достойным презрения. Это мастерство Боровиковский демонстрирует в совершенстве; не будь его, все превратилось бы в пустую демагогическую риторику: ведь величие и красота отрицающего жеста художественно тем эффектнее, чем импозантнее то, что отрицается.

Достоинством постановочной режиссуры является здесь тонкость противоположения, где каждая сторона антитезы обусловливает и увеличивает ценность своей противоположности.

Лицо императора воспроизведено Боровиковским с портрета, выполненного ранее Степаном Щукиным.

 

Алленов М. Русское искусство XVIII — начала XX века. — М.: Трилистник, 2000. С.112—113.



 

 

 

[1] Заказ на портрет от Академии художеств был инспирирован тем обстоятельством, что покровительствовавший католическому Мальтийскому ордену Святого Иоанна Иерусалимского Павел в 1799 году произвел в Зимнем дворце церемонию возложения на себя короны великого магистра ордена, что влекло за собой повторение коронационного портрета в новом ранге. Такие повторения делались по прежним образцам коронационного портрета с добавлением новых регалий и атрибутов.

[2] Это не значит, что Павел в самом деле позировал художнику. Для портретов, заказ на которые не исходил непосредственно от императорской особы, использовались «оригиналы», выполненные с натуры другими портретистами. В XVIII веке то была обычная практика, что отнюдь не исключало постановочные, композиционные, живописные и иные акценты, которые делали эти «непортретные портреты» вполне оригинальными художественными произведениями, порой превосходящими образцы.

 

изображения:

статьи:

биография художника: