Левицкий, Дмитрий Григорьевич (?) Портрет Н.И. Новикова. 1797. ГТГ
Холст, масло. 59,7 х 47,6
Государственная Третьяковская галерея, Россия. Инв. № 5111
Периоды
  • XVIII в. (четвертая четверть)
География
  • Россия
Вид искусства
  • живопись
Жанр
  • портрет
Образовательный уровень
  • основная школа
  • самообразование
Библиография : Гершензон-Чегодаева Н.М. Дмитрий Григорьевич Левицкий. – М., 1964; Государственная Третьяковская галерея. Каталог собрания. Живопись XVIII века. – М.: Красная площадь, 1998; Государственный Русский музей. Живопись. XVIII век. Каталог. Т. 1. – СПб., 1998; Валицкая А.П. Дмитрий Григорьевич Левицкий (1735—1822). – Л., 1985; Дмитрий Григорьевич Левицкий. 1735-1822. Каталог. Государственный Русский музей. – Л., 1987; Дягилев С.П. Русская живопись в XVIII веке. Том первый. Д.Г. Левицкий. 1735-1822. – СПб., б.г. [1902]; Евангулова О.С. Кареев А.А. Портретная живопись в России второй половины XVIII в. – М.: Из-во Московского университета, 1994; Евангулова О С., Карев А. Ф. С. Рокотов и Д. Г. Левицкий. К вопросу об особенностях творческого метода // Вестник Моск. ун-та. Сер. История. 1986. № 5. С. 63—77; Ильина Т.В. Русское искусство XVIII века. – М.: Высшая школа, 1999; Коваленская Н. Н. История русского искусства XVIII века. М 1962; Коваленская Н. Н. Русский классицизм. М., 1964; Лебедев А.В. Рокотов и Левицкий // Искусство. 1985. № 7. С. 61-68; Кузнецов С.О. Неизвестный Левицкий Портретное искусство живописи в контексте петербургского мифа. – СПб., 1996; Д. Г. Левицкий. Альбом. // Автор-составитель Т В. Яблонская. – М.,1985; Д.Г. Левицкий. 17З 5-1822. Сб. научных трудов / Науч. ред. Г. Н. Голдовский. – Л., 1987; Маркина. Л. Дмитрий Левицкий. – М.: Белый город, 2001; Маркина. Л. «Мастерство твое потомков поздних удивляло. К 25О-летию со дня рождения Д. Г. Левицкого // Искусство. 1985. № 11. С 61–67; Молева Н М. Дмитрий Григорьевич Левицкий. – М., 1980.
Место создания
Санкт-Петербург, Россия
Размер
59,7 х 47,6
Персоналии
Екатерина II, И.В. Лопухин, С.И. Гамалей , И.Е. Шварц, И.В. Тургенев, княгиня В.А. Трубецкая, Е.И. Пугачев, Павел I, Ф.И. Прянишников, А.Ф. Лабзина, Ф.П. Ключарев
Источники
Пелевин Ю.А.
Тело статьи/биографии :

Ко второй половине 1790-х годов относится портрет Н. И. Новикова, одного из деятельных вождей русского Просвещения, о котором А. С. Пушкин сказал, что он «подвинул на полвека образованность нашего народа».

Выходец из небогатой дворянской семьи, Николай Иванович Новиков (1744, село Тихвинское-Авдотьино под Москвой — 1818, там же) обучился грамоте у деревенского дьячка и сурово воспитывался отцом, мечтавшим о военной карьере для сына. В 1755—1760 годах Новиков учился в гимназии при только что открытом в Москве университете. С 1762 года он служил солдатом в Измайловском полку. Новиков участвовал в качестве секретаря в Уложенной комиссии по составлению нового проекта обустройства России. В 1769 году, разочаровавшись в реформаторской политике Екатерины II, он вышел в отставку и стал издавать в Санкт-Петербурге сатирические журналы «Трутень», «Живописец», «Кошелек» и другие. На страницах своих изданий Новиков полемизировал с Екатериной II, подвергал осмеянию преклонение перед иностранщиной, бичевал пороки современного общества, критиковал злоупотребления крепостничества.

В 1775 году Новиков вступил в масонскую ложу «Астрея», что связано с усилением у него мистических настроений. В журналах «Утренний свет», «Покоящийся трудолюбец» и «Магазин натуральной истории, физики и химии» большое место заняло обсуждение масонских, философских и эстетических проблем.

В 1779 году куратор Московского университета масон М. М. Херасков предложил Новикову взять в аренду университетскую типографию и начать руководить изданием «Московских Ведомостей». Новиков принял предложение и переехал в Москву. Здесь начался наиболее плодотворный период его деятельности. В Москве он вошел в кружок деятельных масонов (И. В. Лопухин, С. И. Гамалей, И. Е. Шварц, И. В. Тургенев, княгиня В. А. Трубецкая, несколько профессоров университета). В этой среде теоретическая мысль Новикова окончательно приобрела масонский окрас. Он развернул кипучую просветительную работу: издал свыше 900 книг по разным отраслям знаний, открыл несколько библиотек и школ в Москве, а также книжные магазины в шестнадцати городах Империи.

После восстания Е. И. Пугачева и французской революции политическая атмосфера в стране сильно изменилась. Издательские и общественные начинания Новикова, сумевшего собрать вокруг себя многих единомышленников, вызвали резко отрицательное отношение Екатерины II, которая считала просветителя «умным и опасным человеком». Однако главное крылось, быть может, в другом — в связях (через масонские круги) Новикова с наследником престола Павлом Петровичем. В 1792 году Новиков был арестован и без суда, по высочайшему повелению, приговорен к пятнадцати годам заключения в Шлиссельбургской крепости.

В 1796 году император Павел I в первый же день своего царствования освободил из тюрьмы близкого ему человека, масона-просветителя. Но вышел Новиков на свободу разоренным и больным. Он уже не смог вернуться к общественной деятельности, хотя еще много лет прожил в своем крохотном родовом имении Авдотьине, откуда почти не выезжал. Умер Н. И. Новиков 31 июля 1818 года.

Портрет относится к тому времени, когда Новиков был освобожден из тюрьмы. Просветитель изображен в момент беседы, когда его мысль воплощается в слово, обращенное к слушателю. Лицо выписано мягко сплавленными мазками. Композиция необычна для Левицкого: портретируемый изображен на фоне стенного проема, за которым открывается пейзажный вид. (Обычно в сгустившихся тучах видят намек на трагическую судьбу просветителя.) Срез фигуры не погрудный, а поясной, так как художнику было важно изобразить движение руки, подчеркивающее общий замысел полотна.

Портрет происходит из петербургского собрания Ф. И. Прянишникова. Многие ученые считают, что оригинал утрачен и сохранились только его копии. Составители полного третьяковского каталога ограничились по этому поводу обтекаемой фразой, что «проведенные исследования портрета позволяют считать его подлинной работой Д. Г. Левицкого» (Государственная Третьяковская галерея. Каталог собрания. Живопись XVIII века. – М.: Красная площадь, 1998. С. 160.). Однако Н. М. Гершензон-Чегодаева, крупнейший исследователь творчества Левицкого и автор фундаментальной, до сих пор непревзойденной монографии о художнике, отстаивала противоположную точку зрения: «Одной и самых сложных загадок творчества Д. Г. Левицкого является <…> известный портрет Новикова поздних лет, сохранившийся в нескольких повторениях, — пишет исследователь. — Установление имени автора портрета крайне затрудняется тем, что ни один из имеющихся в наличии его экземпляров не может быть признан первоначальным оригиналом, созданным в ХVIII веке, и, в частности, не может быть сочтен подлинной работой Д. Г. Левицкого. Некоторые из них явно выглядят копиями, в достаточной мере слабыми по качеству (характерным примером может служить портрет, находящийся в экспозиции Исторического музея в Москве). Другие, и в первую очередь тот экземпляр, который висит в зале Д. Г. Левицкого в Третьяковской галерее, представляют собой художественные произведения высокого достоинства, но своим живописным строем не отвечают стилю работ Д. Г. Левицкого.

Тот факт, что все известные в настоящее время экземпляры портрета Н. И. Новикова, очевидно, являются повторениями какого-то несохранившегося оригинала, по существу, делает невозможным окончательное решение вопроса об его авторе. Приходится прийти к печальному выводу, что исчерпывающий ответ на этот вопрос никогда не будет найден (если только не всплывут архивные указания, прямо называющие имя художника).

Но все же следует разобраться в тех материалах и сведениях, которые связаны с историей возникновения и судьбой этого популярного изображения, фиксирующего черты одного из самых замечательных русских людей ХVIII века и ставшего главным источником об его облике.

Странным образом не существует ни одного внушающего доверия старого указания на то, что портрет Н. И. Новикова был создан Д. Г. Левицким. Очевидно, эта версия укоренилась с легкой руки Ф. И. Прянишникова, в собрании которого находился экземпляр портрета, впоследствии попавший в Румянцевский музей, а в настоящее время принадлежащий Третьяковской галерее» (Гершензон-Чегодаева Н.М. Дмитрий Григорьевич Левицкий. – М., 1964. С. 311—312.).

Взвесив все «за» и «против», исследовательница пришла к выводу, что «рассмотрение живописных особенностей портрета Н. И. Новикова из Третьяковской галереи убеждает в том, что эта работа не была написана Д. Г. Левицким» (Там же. С.315.). Вместе с тем «все эти соображения заставляют высказать предположение, что в качестве наиболее вероятного автора несохранившегося оригинала портрета Н. И. Новикова следует признать Д. Г. Левицкого» (Там же. С. 317.).

Портретист был близко знаком с Новиковым и, очевидно, разделял его взгляды. По сохранившимся письмам Новикова можно предполагать, что их связывала долгая дружба. Художник и публицист могли познакомиться в Петербурге в 1779 году, еще до переезда Новикова в Москву. Оба жили недалеко друг от друга на Васильевском острове. Гостеприимный дом Левицких был открыт для профессоров академии, и не исключено, что Новиков также бывал в нем и повлиял на масонские взгляды живописца. В 1797 году «по предпоручению Новикова» Александр Лабзин принял Левицкого в масонскую ложу.

Левицкому принадлежит несколько портретов масонов. Заказывать портреты друг друга было принято в масонском братстве. В 1790-е годы художник написал некоторых видных членов движения: А. Ф. Лабзина, Григория Долгорукого, а также Ф. П. Ключарева, у которого Новиков нашел приют в первое время после выхода на свободу. К этому периоду и относился портрет масона-просветителя работы Левицкого, который, вероятнее всего, до нас не дошел.

Пелевин Ю.А.

изображения:

статьи:

биография художника: