Воскресения на Дебре церковь в Костроме
Периоды
  • XVII в. (вторая четверть)
  • XVII в. (третья четверть)
География
  • Россия
Наименование
  • Воскресения на Дебре церковь в Костроме. 1645-1651 г.
Образовательный уровень
  • основная школа
  • самообразование
Библиография : Баженов И.В. Воскресенская, что на Дебре, церковь в городе Костроме. Ахеологический очерк. — Кострома, 1902; Баженов И. Церковь Воскресения что на Дебре // Костромские епархиальные ведомости. 1902. № 4; Бочков В. Н. Старая Кострома: Рассказы об улицах, домах и людях. — Кострома, 1997; Иванов В.И. Кострома. — М., 1978; Каткова. Века и судьбы. Сборник статей. – Кострома, 2001; Кильдышев А. Фрески церкви Воскресения на Дебре. — Кострома: ТОО «Эксми», 1996; Кильдышев А., Тороп К. Церковь Воскресения на Дебре. – Ярославль, 1971; Пилявский В.И., Славина Т.А., Тиц А.А., Ушаков Ю.Р. История русской архитектуры. — СПб.: Стройиздат, 1994; Разумовская И.М. Кострома. — Л.: Художник РСФСР, 1989; Лукомские Г. и В. Кострома. — СПб., 1913.
Место создания
Кострома, Россия
Персоналии
Кирилл Исаков, Василий Ярославич
Источники
Текст – Пелевин Ю.А.
Тело статьи/биографии :

Знаменитая церковь Воскресения на Дебре — великая православная святыня Костромского края, выдающийся памятник русской культуры XVII века.

Это единственный сохранившийся храм из всех посадских церквей Костромы. В советские времена Воскресенской церкви в течение долгого времени хранились зерно и овощи. В 1964 году она стала кафедральным собором после погибшего Успенского.

Название церкви — «на Дебре» — связано с тем, что в древности здесь рос дремучий лес. По преданию, первый деревянный храм в честь Воскресения Господнего был построен еще в XIII веке костромским князем Василием Ярославичем (1248—1276), «мизинным» (младшим) сыном великого владимиро-суздальского князя Ярослава Всеволодовича. С XV века в этой местности стал складываться посад, известный в XVII столетии своим кожевенным производством. Заказчиком каменного храма был купец «бобыл лутчей человек Кирилко Григорьев сын Исаков», который вел обширную торговлю кожами и красками и даже входил в состав московской гостиной сотни. Деньги на постройку церкви, как уверяет легенда, были получены неожиданным образом: в одном из бочонков с красками, выписанных Кирилкой Григорьевым из Англии, оказалось золото. Оно и было пожертвовано на возведение храма. Главный его престол посвящен Воскресению Христову, а приделы освящены в честь великомученицы Екатерины (южный в дьяконнике) и трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. Известно, что мать заказчика звали Екатериной, а отец — Григорий — имел своим небесным покровителем святого Григория Богослова.

Одновременно с храмом были сооружены трехшатровые Святые ворота. Они служат как бы прелюдией к самому храму. Ворота монументальны и массивны, некоторая их асимметрия привносит ощущение динамики в общую композицию ансамбля. Святые ворота украшены белокаменными вставками с изображениями льва, единорога, алконоста, пеликана и орла. Они содержат в народной теологии символические значения, связанные с Христом и праздником Воскресения. Так, лев олицетворяет грядущее Воскресение и является бдительным стражем святыни, единорог символизирует чистоту и девственность. Пеликан, «неясыть пустынная», — символ бессмертия. Алконост, птица с головой человека в короне или остроконечной шапке, аллегорически представлял души праведников.

Пятиглавый кубический объем храма на подклете первоначально имел позакомарное покрытие. Пирамида мелких кокошников венчала Трехсвятительский придел, а окружающая храм с трех сторон галерея была с открытыми арками. В сороковые годы XVIII века оконные проемы четверика были растесаны, позакомарное покрытие заменили на четырехскатное, арки галереи закрыли кирпичами.

Пучки полуколонок по углам здания и сдвоенные колонки на фасадах акцентируют трехчастное членение храма, а утолщенные столбы кувшинообразной формы поддерживают своды паперти.

Очевидно, в конце XVII века фасады церкви были расписаны «травами» и «бриллиантовым рустом» (геометрический узор из прямоугольных либо квадратных шашек, разделенных диагоналями на четыре треугольника, раскрашенных в разные цвета, что создает впечатление объемности).

В 1652 году храм был расписан. По мнению современных исследователей, работа была выполнена дружиной костромских живописцев во главе с талантливыми городскими фрескистами Василием Ильиным Запокровским (роспись галерей) и Гурием Никитиным вместе с Силой Савиным (роспись Трехсвятительского придела).

Гурий Никитин и Сила Савин — самые известные костромские мастера. Они стояли во главе артелей, расписывавших собор Данилова монастыря в Переславле-Залесском, церковь Ильи Пророка в Ярославле, они же писали фрески Троицкого собора Ипатьевского монастыря и поновляли росписи Успенского собора Ростовского кремля. Гурий Никитин около тридцати лет был главой костромской школы иконописи.

Стены церкви Воскресения на Дебре были сплошь покрыты фресками. Сейчас они лишь угадываются под подновлениями 1870 года. Уцелели росписи паперти и небольшие фрагменты в барабанах центрального четверика, а также отчасти стенопись Трехсвятительского придела. Тематика фресок традиционна для церковных росписей XVII столетия. В южной галерее находится «Сотворение мира», а в западной, как и положено по канону храмовой росписи, — «Апокалипсис». По сохранности лучшими являются фрески «История Ноя», «Лоно Аврамово», «Изгнание из рая». С иконографической точки зрения наиболее интересны композиции «Отечество» и «Спас Недреманное око».

На сводах и стенах Трехсвятительского придела изображены сцены из жизни Василия Величко, Григория Богослова и Иоанна Златоуста.

Резной иконостас из Трехсвятительского придела — жемчужина Костромы, это выдающееся произведение резного искусства. Он покрыт тончайшим растительным орнаментом, выполненным в невысоком рельефе.

В Воскресенском храме в течение долгих лет советской власти хранилась самая древняя и почитаемая святыня Костромы — чудотворная икона Федоровской Божьей Матери 1239 года, которой благословляли на царство Михаила Романова. Сейчас эта икона в Богоявленском монастыре.

По грандиозности и богатству убранства приходская церковь на Дебре не уступала многим епархиальным и монастырским соборам.

Пелевин Ю.А.