Ликвидация неграмотности

Заголовок карточки
Ликвидация неграмотности
Аннотация : Ликвидация неграмотности — массовое обязательное обучение грамоте взрослых и подростков школьного возраста. Наркомпросу предоставлялось право привлекать всех грамотных лиц к обучению неграмотных на основе трудовой повинности.
Хронологический указатель
  • Советский период
  • 1918-1929
  • 1930-1940
  • 1941-1950
Виды образования
  • Начальная школа
Предметный указатель
  • Ликвидация неграмотности
Тип ресурса
  • статьи
Библиография
Фрид Л.С. Очерки по истории развития политико-просветительной работы в РСФСР (1917—1929). – Л., 1941; Богданов И.М. Грамотность и образование в дореволюционной России и в СССР. – М., 1964; Куманев В.А. Революция и просвещение масс. – М., 1973; Штамм С.И. Управление народным образованием в СССР. (1917—1936). – М., 1985.
Персоналии
Н.К. Крупская, М. Горький, Л.Н. Сейфуллина, В.Я. Брюсов, В.В. Маяковский, Демьян Бедный, Н.Я. Марр, В.М. Бехтерев
Источники
Российская педагогическая энциклопедия в двух томах / Глав. редактор В.В. Давыдов. Т.1. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1993; Изобр. - http://www.plakaty.ru/posters?id=12
Тело статьи/биографии :

Ликвидация неграмотности — массовое обязательное обучение грамоте неграмотных взрослых, а также подростков школьного возраста, не охваченных школой.

После Октябрьской революции в России борьба за всеобщую грамотность стала одной из решающих предпосылок коренных преобразований в сферах общественных отношений, народного хозяйства, культуры.

В декабре 1917 года в Наркомпросе РСФСР был создан внешкольный отдел под руководством Н. К. Крупской (с 1920 г. — Главполитпросвет), одной из главных задач которого стала организация ликвидации неграмотности в стране.

Ликвидация неграмотности разворачивалась в условиях Гражданской войны и иностранной военной интервенции. По декрету Совета народных комиссаров (СНК) «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» (дек. 1919, проект был подготовлен в Наркомпросе по инициативе участников 1-го съезда по внешкольному образованию) все население республики в возрасте от 8 до 50 лет, не умевшее читать или писать, обязывалось учиться грамоте на родном или русском языке (по желанию). Ликвидация неграмотности рассматривалась как непременное условие обеспечения сознательного участия всего населения в политической и хозяйственной жизни страны. Наркомпросу предоставлялось право привлекать всех грамотных лиц к обучению неграмотных на основе трудовой повинности. Декрет предусматривал также организацию обучения детей школьного возраста, не охваченных школами. Эта задача решалась посредством создания школ для переростков, а также — в условиях борьбы с беспризорностью — путем школ при детских домах, колониях и прочих учреждениях, входивших в систему Главсоцвоса.

В ликвидацию неграмотности включались массовые общественные организации. 19 июля 1920 года СНК создал Всероссийскую чрезвычайную комиссию по ликвидации безграмотности (ВЧК л/б), которая была подчинена Наркомпросу. Комиссия взяла под свой контроль организацию курсов ликбеза, подготовку учителей, издание учебной литературы. Материальную поддержку, помощь комиссии в создании учебников оказывали М. Горький, Л. Н. Сейфуллина, В. Я. Брюсов, В. В. Маяковский, Демьян Бедный, а также ученые Н. Я. Марр, В. М. Бехтерев и др.

Каждый населенный пункт с числом неграмотных свыше 15-ти должен был иметь школу грамоты (ликпункт). В программу обучения включались чтение, письмо, счет. В начале 20-х годов программа была уточнена: занятия на ликпункте имели своей целью научить читать ясный печатный и письменный шрифты; делать краткие записи, необходимые в жизни и служебных делах; читать и записывать целые и дробные числа, проценты, разбираться в диаграммах и схемах; учащимся объяснялись основные вопросы строительства советского государства. Срок обучения составлял 3-4 месяца.

Учебная программа потребовала широкой организованной подготовки учителей и других педагогических работников. К осени 1920 году только органами ВЧК л/б в 26 губерниях были созданы курсы учителей — ликвидаторов неграмотности.

Для содействия обучению неграмотных для взрослых учащихся сокращался рабочий день с сохранением заработной платы, предусматривалось первоочередное снабжение ликпунктов учебными пособиями, письменными принадлежностями.

В 1918 году была осуществлена реформа русского правописания, существенно упростившая обучение грамоте. Велась работа по созданию письменности для народов, прежде ее не имевших. С 1922 года была проведена как временная мера латинизация алфавитов тюркских и монгольских языков народов СССР, облегчившая овладение чтением и письмом взрослыми учащимися. В конце 30-х годов письменность некоторых народов была переведена на русскую графику. Эти меры преследовали задачу расширения масштабов ликвидации неграмотности. В то же время их нельзя оценивать однозначно, поскольку перемена графической основы письменности в определенной степени затрудняла для многих народов освоение их культурного наследия. Кроме того, перемена графики делала неэффективной грамотность, освоенную взрослыми в предшествующие годы.

В Наркомпросе были разработаны методики обучения грамоте с применением политически актуальных и понятных взрослым учащимся лозунгов и простых текстов. Методы обучения ориентировались на развитие навыков учебного труда и самостоятельного мышления. Развернулось издание специальных букварей. В 1920—1924 годах вышли два издания первого советского массового букваря для взрослых Д. Элькиной, Н. Бугославской, А. Курской (2-е издание — под названием «Долой неграмотность» — включало такие лозунги, как, например, «Мы — не рабы, рабы — не мы», а также стихотворения В. Я. Брюсова и Н. А. Некрасова). В те же годы появились «Рабоче-крестьянский букварь для взрослых» В. В. Смушкова, «Букварь для рабочих» Е. Я. Голанта. Часть пособий была напечатана за рубежом с оплатой из валютных фондов республики. Массовые газеты («Беднота» и др.) публиковали на своих страницах или в специальных приложениях материалы тематических уроков обучения грамоте. В работе по ликвидации неграмотности приняли участие поэты В. В. Маяковский (стихотворная «Советская азбука», 1919), Демьян Бедный и другие. Было налажено издание массовых букварей и других начальных пособий для взрослых на украинском, белорусском, киргизском, татарском, чувашском, узбекском и других языках (всего ок. 40).

С переходом страны к нэпу и переводом учреждений внешкольного образования на местный бюджет сеть ликпунктов значительно сократилась. В этих условиях 1-й Всероссийский съезд по ликвидации неграмотности (1922) признал необходимым первоочередное обучение грамоте рабочих промышленных предприятий и совхозов, членов профсоюзов и других трудящихся в возрасте 18—30 лет. Срок обучения на ликпункте устанавливался в 7 месяцев (6-8 часов еженедельно).

Осенью 1923 года было создано Всероссийское добровольное общество «Долой неграмотность

После 1-го Всероссийского съезда ОДН (1926) в составе Центрального совета были созданы комиссии: по работе среди национальных меньшинств, агитационная — по руководству низовыми ячейками и другие. К ликвидации неграмотности шире привлекалась общественность, в том числе учителя, студенты, грамотные трудящиеся. В 1925/26 учебном году в программы ликбеза в качестве обязательного был введен курс политграмоты. Массовые общества, подобные ОДН, возникли на Украине (Г. И. Петровский), в Белоруссии (А. Г. Червяков), Грузии (М. Цхакая), Казахстане (С. Сейфуллин), Армении (Р. Даштоян), Киргизии (С. Мендешев). В 1926 году уровень грамотности лиц в возрасте 9—49 лет составил 56,6% (в 1920 — 44,1%). Всего в 1917—27 годах было обучено грамоте до 10 млн взрослых, в том числе в РСФСР 5,5 млн. Однако в целом СССР занимал по уровню грамотности сравнительно с другими странами Европы лишь 19-е место, уступая таким странам, как Турция и Португалия. Оставалась низкой грамотность населения автономных национальных территориальных образований: в Якутии — 13,3%, в Дагестане — 12,2%, в Кабардино-Балкарии — 23,6% , в Ингушетии — 23,8% , в Калмыкии — 12,1%. Сохранились значительные различия в уровне грамотности городского и сельского населения (в 1926 г. — соответственно 80,9 и 50,6%), мужчин и женщин (в городе — 88,6 и 73,9%, в селе — 67,3 и 35,4%).

Существенную роль в расширении движения за ликвидацию неграмотности сыграл всесоюзный культпоход, начатый в 1928 году по инициативе ВЛКСМ. Опорными центрами культпохода стали Москва, Саратов, Самара и Воронеж, где основная часть неграмотных были обучены силами общественности. В ликвидации неграмотности в процессе культпохода включались тысячи добровольцев. К середине 1930 года число культ-армейцев достигло 1 млн, а число учащихся только в учтенных школах грамоты — 10 млн.

В этот период азбучная грамотность перестала удовлетворять потребности хозяйственного и культурного переустройства страны. В программы школ ликбеза стали вводиться занятия по техминимуму и агроминимуму.

Введение всеобщего начального обучения (1930) создавало известные гарантии распространения грамотности. В ходе ликвидации неграмотности имели место неизбежные издержки, связанные с материальными трудностями, нехваткой учителей, слабой методической подготовкой многих групп ликвидаторов неграмотности, а также с преобладанием в ряде мест командных методов и административно-ориентированных подходов к организации и оценке результатов работы. Однако в целом опора на общественность в ликвидации неграмотности себя оправдала.

В середине 30-х годов было признано, что ОДН свою задачу выполнило. Ликвидация неграмотности возлагалась теперь на соответствующие секции при местных Советах. Одновременно пересматривались программы школ ликбеза, рассчитанные на 330 учебных занятий (10 месяцев в городе и 7 месяцев на селе). Актуальной задачей считалась теперь борьба с малограмотностью, ставшей ощутимым тормозом в нормальной организации индустриального производства.

К 1936 году было обучено около 40 млн неграмотных. В 1933—1937 годах только в учтенных школах ликбеза занимались свыше 20 млн неграмотных и около 20 млн малограмотных. К концу 30-х годов неграмотность утратила характер острой социальной проблемы. По данным переписи 1939 года, грамотность лиц в возрасте от 16 до 50 лет приближалась к 90%. К началу 40-х годов задача ликвидации неграмотности была в основном решена. К началу 50-х годов СССР стал страной практически сплошной грамотности. Исторические уроки ликвидации неграмотности в СССР свидетельствуют, что повышение общеобразовательного и культурного уровня народа в сочетании с расширением политического кругозора является одним из существенных принципов социального переустройства, перехода к новому качеству общества.