Московская духовная академия. Донесение В. Глаголева инспектору. «Характеристики». 1876

Заголовок карточки
Московская духовная академия. Донесение В. Глаголева инспектору. «Характеристики». 1876
Аннотация : «Характеристики» — так озаглавил свою крохотную записку учащийся Московской духовной академии В. Глаголев. Этот документ написан на маленьком клочке мятой бумаги, мелким неразборчивым почерком. Документ адресован инспектору. В нем В. Глаголев описывает характер и наклонности всех своих товарищей, живущих с ним в одной комнате. «Характеристики» хранятся в Центральном историческом архиве Москвы.
Персоналии (именной указатель)
  • Глаголев В.
Хронологический указатель
  • XIX в. (четвертая четверть)
Виды образования
  • Московская духовная академия
Предметный указатель
  • Московская духовная академия в Москве. (Осн. в 1685 г.)
Тип ресурса
  • документы
Библиография
Центральный исторический архив Москвы, ф. 229, оп. 5, д.№ 710.
Тело статьи/биографии :

1876 г., ноябрь.


Донесение инспектору. Характеристики.


Л. 1-1 об.


«По поступлении моем в Академию, мне местом жительства в оной был назначен № 7. В этом номере поставлены два стола для занятий». Пятеро жильцов «номера» занимаются за одним столом, шестеро – за другим.

«Я довольно долго наблюдал всех моих товарищей вообще и каждого в одиночку, чтобы составить себе понятие о характере, наклонностях и темпераменте каждого из них».

Николай Петрович Розанов: «…мне представляли его не с выгодной стороны. … как человека постоянно с задними мыслями…». Но, наблюдая, я понял: «Николай Петрович человек очень умный и развитой». Отчасти правда то, что о нем говорят, как о человеке «необыкновенно прилежном и усидчивом». При этом «он дозволит себе и в карты поиграть, и потанцевать и пошутить и посмеяться – вообще товарищ. Одного жаль – это человек, до которого нельзя дотронуться – не в смысле обидчивости, а в буквальном смысле. Твердости воли у него, впрочем, мало; но ум и развитость – это прелесть

Ст. Дм. Яхонтов / Рязанец /: «сам по себе отличный малый – простой и добрый; но амбициозен донельзя. Чрезвычайно нравится ему все лишь Рязанское и это иногда доводит до тошноты; со мной он в дружественных отношениях пока. Я уважаю в нем его ум – голова светлая, дельная


Л. 2.


Ал. Павл. Доброклонский.

«Это добрая простая душа. Человек он не обидчивый: его можно измучить, отколотить пожалуй и он останется все так же с тобой в дружественных отношениях. Работает, как вол … не только для себя, но и для других. Усидчивость у него необыкновенная. По уму он ниже Николая Петровича и Михаила Павловича; но все таки выше всех других».

Николай Александрович Любимов: «…он оказался самым ярым сангвиником. Это парень … заботящийся только о своем желудке; беззаботен он донельзя. Интересно было видеть, как он писал первое сочинение» — дотянул до самого конца и очень торопился потом. «Парень он по умственному развитию … занял третье или четвертое место в нашем номере».

Михаил Павлович Фивейский. По уму и развитию он занимает первое место. Он «как то выделяется из среды всех нас своим умом и талантливостью. Внешности обыкновенной он смотрит каким чудаком, чтобы не сказать, глупцом. Особенно интересен он бывает, когда немного зальет за галстук – тогда он служит мишенью для острот и насмешек целого номера».


Л. 2 об.


М.В. Добронравов: «охарактеризовать его я не могу», так как он «необыкновенно молчалив».

«Василий Николаевич Велтистов – это мой идеал. Скромен…, тих, молчалив и в то же время необыкновенно умен. Постоянно ходит один, почти ни с кем или очень редко с кем нибудь разговаривает. Его вовсе не слыхать в нашем номере».

«Алексей Иванович Лебедев добрый простой малый. Он отличный товарищ». «Павел Егорович Любимов – его друг, тоже добрый парень, но далеко не то, что Алексей Иванович».

«К ним же ближе всех подходит и … Матаневич – парень простой».

«В заключение скажу о себе: глупей меня нет никого в номере


1876 г., 30 ноября. Василий Глаголев.

Эксперт
Юркина Наталия