Заголовок карточки
Русско-турецкая война 1877—1878. Шипкинское сидение. 1877. Историческая справка
Аннотация :

Более четырех месяцев русским и болгарским воинам приходилось удерживать Шипкинский перевал, важнейший горный проход на Балканах. Турецкие войска охватывали шипкинские позиции полукругом и занимали многие высоты, что позволяло им вести огонь со всех сторон. Особенно тяжело пришлось обороняющимся зимой. В горах выпал снег, перевалы замело, ударили морозы. Русские испытывали невероятные лишения: холод, недостаток продовольствия, теплой одежды, невозможность построить хорошие укрытия. Не хватало и боеприпасов. Отряд нес потери от болезней и обморожения, которые были несопоставимы с боевыми.

Гравюра выполнена в 1877 году К. Крыжановским по рисунку А. Бальдингера.

Периоды
  • XIX в. (четвертая четверть)
Географический рубрикатор
  • Россия
  • Зарубежная Европа
  • Болгария
  • Турция
Наименование
  • Русско-турецкая война. 1877 - 1878
  • Шипкинское сидение. 1877
Тип ресурса
статьи
Исторический период
  • Новое время
Тема
  • военное дело
  • внутренняя политика
  • внешняя политика
Образовательный уровень
  • основная школа
  • углубленное изучение
Территория
Балканы
Народ
болгары, русские, турки
Персоналии
Осман-паша (Осман Нури-Гази), турецкий генерал; Петрушевский, Михаил Фомич, генерал от инфантерии; Реуф-паша, турецкий военачальник; Сулейман-паша, турецкий военачальник, генерал, главнокомандующий Дунайской армией
Язык оригинала
русский
Источники
Составитель – Пелевин Ю.А.; текст – За братьев-славян. Русско-турецкая война 1877—1878 гг. / Составили капитан П. Попов и поручик Ив. Митропольский. — М., 1902; изобр. — Иллюстрированная хроника войны. Т. 1. — СПб.: Изд. Г.Д. Гоппэ, [1877].
Тело статьи/биографии :

Ряд неудач под Плевной ставил нас в затруднительное положение и на Шипке. Невозможно было даже думать о походе за Балканы, пока Осман-паша удерживал Плевну.

И вот, одновременно с плевненским сидением турок началось наше шипкинское сидение, длившееся больше 4-х месяцев.

После 15 августа, обложив нас с трех сторон, Сулейман решил не давать нам покоя: день и ночь турки поддерживали огонь по нашей позиции, и не было положительно средств укрыться от их губительного огня, ибо грунт земли не позволял устроить даже порядочных укрытий[1].

Наша артиллерия мало стреляла по недостатку снарядов, а пехота совсем не отвечала на ружейный огонь турок.

Терпеливо выносили, однако, наши войска все шипкинские невзгоды, но Сулейман, узнав о падении Ловчи и оценивая вполне теперь наше угрожающее положение для плевненской армии Османа, решил снова начать атаки на Шипку. С 1 сентября огонь турок особенно усилился против горы Св. Николая, а 5 сентября Сулейман уже вел атаку 18 таборами, из которых 10 таборов в трех колоннах должны были атаковать гору Св. Николая, а 8 — Волынскую горку.

Атака началась в 3 часа утра.

Ночная темнота способствовала скрытному приближению турок, а наши войска, занимавшие гору Св. Николая (2 батальона Подольского полка и 15-й стрелковый полк), истомленные тяжелой службой, оберегали ее в это время недостаточно бдительно. По этой причине одной колонне [C. 93] турок удалось неожиданно одержать успех, достигнуть и даже овладеть скалами на горе св. Николая, называвшимися «Орлиным гнездом».

Обидной показалась нашим войскам такая дерзость турок, и вот около 10 часов утра подошедшие из резерва житомирцы вместе с подольцами атаковали мусульман и сбросили их обратно со скал.

В других пунктах атака турок была также отбита, главным образом залпами[2].

К полудню турки отступили, ибо и эта попытка оказалась безуспешной.

Зато после 5 сентября турки прекратили свои покушения на Шипку и ограничивались только беспрерывным обстреливанием. Положение наших войск с каждым днем все ухудшалось, да и нельзя было даже ожидать улучшения до падения Плевны. Приходилось отсиживаться, перенося ужаснейшие лишения, упорно удерживать свои позиции, но не помышлять пока о дальнейшем движении.

Впрочем, турки после 5 сентября лишь два раза (30 октября утром и 9 ноября вечером) слабо пытались атаковать гору Св. Николая и оба раза неудачно. Остальное же время ограничивались лишь перестрелкой.

В конце сентября Сулейман был назначен главнокомандующим Дунайской армией, которая стояла в четыреугольнике крепостей, а его место на Шипке занял Реуф-паша.

Однако нашим войскам не стало легче и после этого, так как еще более грозным врагом их оказалась суровая горная природа. Метели и снежные бури делали пребывание на Шипке едва выносимым, и только кротость русского человека, покорность своему долгу и безграничное мужество могли выдержать борьбу с природой, еще более страшным врагом, чем турки, особенно когда у всех [С. 94] был недостаток в теплой одежде, а землянки плохо защищали от холода и непогоды.

Снежные бураны не только затрудняли передвижения, но бывали даже случаи, когда ветром сбрасывались часовые и целые роты в овраги...

Но мужество и присутствие духа славных офицеров, особенно усердно следивших за войсками в такие опасные минуты, немало спасли людей от преждевременной смерти.

Наконец, Плевна пала, а с этим вместе окончилось тяжелое шипкинское сиденье... Теперь русские войска должны были снова перешагнуть через Балканы, чтобы неудержимо стремиться к Царьграду. [С. 96]





[1] Шипку занимал с 15 августа генерал Петрушевский с 14-й пехотной дивизией и 4-й стрелковой бригадой. [С. 93]

[2] У шоссе турки были опрокинуты огнем 2 орудий, которыми командовал поручик Сидорин. Раненый в грудь, он упал, но продолжал командовать и пятым залпом, в то время, когда сам был ранен еще в локоть, опрокинул турок. [С. 94]


На с. 95 в книге — иллюстрация.

Вид вспомогательного материала
  • Исследования историков
  • Иллюстрация