Заголовок карточки
Павел I по воспоминаниям М.С. Мухановой. 1878
Аннотация :

Записки Марии Сергеевны Мухановой (1803—1882) посвящены главным образом описанию жизни ее отца, С.И. Муханова. Попутно автор сообщает много сведений об Александре I и Марии Федоровне, фрейлиной двора которых она была.

См. подробнее о портрете Павла I.

Автор
  • Муханова, Мария Сергеевна - фрейлина
  • Павел I - российский император
Периоды
  • XVIII в. (четвертая четверть)
  • XIX в. (первая четверть)
Географический рубрикатор
  • Россия
Наименование
  • Павел I по воспоминаниям М.С. Мухановой
Тип ресурса
документы
Исторический период
  • Новое время
Тип исторического источника
  • Письменный источник
  • Изобразительный источник
Тема
  • частная жизнь
  • общество
  • быт
Образовательный уровень
  • основная школа
  • углубленное изучение
Библиография: Клочков М. Очерки правительственной деятельности времени Павла I. — Пг., 1916; Кряжев В.С. Жизнь Павла императора и самодержца всероссийского. — М., 1805; Окунь С.Б. Очерки истории СССР: конец XVIII — первая четверть XIX в. — Л., 1954; Шильдер Н. Император Павел I. — СПб.,1901.
Территория
Российская империя
Народ
русские
Персоналии
Александр I Павлович, российский император; Кутайсов, Иван Павлович, граф; Муханов, Сергей Ильич; Павел I, российский император
Источники
Муханова М.С. Из записок Марьи Сергеевны Мухановой, фрейлины высочайшего двора. — М.: Тип. А. И. Мамонтова и Ко, 1878. С. 7—10.
Тело статьи/биографии :

Император Павел каждое утро спрашивал, с которой стороны ветер, и с этим вопросом обращался к великому князю Александру Павловичу, к моему отцу и к Кутайсову поочередно, и если они разногласили между собою, то очень гневался; особенно доставалось Великому Князю. Во избежание такой неприятности, эти три лица согласились между собою каждое утро выходить на воздух и, уверившись, с которой стороны ветер, докладывать уже о том Государю. [С. 7]

Государь любил показывать себя человеком бережливым на государственные деньги для себя. Он имел одну шинель для весны, осени и зимы. Ее подшивали то ватою, то мехом, смотря по температуре, в самый день его выезда. Случалось однако, что вдруг становилось теплее требуемых градусов для меха; тогда поставленный у термометра придворный служитель натирал его льдом до выхода Государя, а в противном случае, согревал его своим дыханием. Государь не показывал вида, что замечает обман, довольный тем, что исполнилась его воля. Он, кажется, поступал так по принципу, для поддержания и усиления монархического начала, тогда ниспровергнутого Французскою революцией. Жалкое средство, придуманное человеком, от природы умным! Точно так же поступали и в приготовлении его опочивальни. Там вечером должно было быть не менее четырнадцати градусов тепла, а печь оставаться холодною. Государь почивал головою к печке. Как в зимнее время согласить эти два условия? Во время ужина расстилались в спальне рогожи и всю печь натирали льдом. Государь, входя в комнату, тотчас смотрел на термометр — там четырнадцать градусов, трогал печку — она холодная, и довольный ложился в постель, утешенный исполнением его воли, засыпал спокойно, хотя впоследствии печь и делалась горячею.

Бесчисленные его прихоти известны всем. Не-[С. 8]смотря на благородные свойства его души и на природную его доброту, он возбудил к себе всеобщую ненависть, которая и привела его к несчастной кончине. Я расскажу здесь несколько случаев, которые мне приходят на память. Однажды отец мой, следуя издалека за ним и за великим князем Александром Павловичем, увидал, что Великий Князь махал несколько минут треугольною шляпой и потом бросил ее далеко от себя; после этого батюшка спросил Великого Князя, что это значит. Он отвечал, что Государь колебался, уволить или нет Архарова, и потому загадал, которым концом шляпа упадет на землю.

В Эрмитаже давали балет «Красная шапочка»; танцоры были в красных шапочках. Шведский король, тогда посетивший Петербург, сидел подле Государя: разговор шел приятный и веселый. Шведскому королю захотелось пошутить и, смотря на красные шапочки, сказал: «Вот это якобинские шапки». Государь рассердился и сказал: «У меня нет якобинцев», — повернулся к нему спиной и после спектакля велел передать шведскому королю, чтоб он в 24 часа выехал из Петербурга. Король и без того собирался уехать, и потому на всех станциях до границы было уже приготовлено угощение. Государь послал гоффурьера Крылова все [С. 9] это снять. Крылов нашел шведского короля на первой станции за столом — за ужином. Когда он объявил волю Государя, то король рассмеялся. Крылов объяснил, что прислугу он непременно должен взять с собою, но что он оставляет на всех станциях провизию и запасы нетронутыми. Когда он возвратился в Петербург, то Государь спросил у него, какое действие на короля произвело его распоряжение. Крылов отвечал, что король глубоко огорчился таким его гневом, но между тем признался, что он не вполне исполнил приказание и что оставил все запасы. «Это хорошо, — отвечал Государь, — ведь не морить же его голодом». В другой раз на таком же спектакле одна из фрейлин рассмеялась: ее тотчас выгнали из залы и велели выехать из Петербурга. Вероятно, всем известно, как Государь требовал, чтобы весь Синод присутствовал в опере и смотрел на м-м Шевалье, которая тогда занимала Государя: один митрополит с.-петербургский сказался по этому случаю больным.

О семейной жизни императора Павла я умолчу. Факт слишком грустный для памяти его и ангельской его супруги. Впрочем, первые годы, еще во время царствования Екатерины, прошли для супругов счастливо и мирно. [С. 10]


Текст публикуется в соответствии с правилами современного правописания.

Вид исторического источника
  • Документ личного происхождения
  • Литературный памятник
  • Произведение искусства

документы:

изображения: