Заголовок карточки
Повесть про царя Ивана Васильевича и купца Харитона Белоулина. Рубеж XVI—XVII в. (?)
Аннотация :

Публикуемая краткая и яркая легенда связана с опричным террором Ивана Грозного. Несправедливые царские казни надолго запечатлелись в народной памяти. Так, по-видимому, на рубеже XVI—XVII вв. возникла Повесть о Харитоне Белоулине, рассказывающая, как на Красной площади («на Пожаре, среди Москвы») было приготовлено 300 плах и 300 топоров, а у плах стояло 300 палачей. Царь выехал «на площадь в черном платье и на черном коне» и приказал палачам «по росписи именитых людей казнити». Однако одного из них — купца Харитона Белоулина никак не могли побороть и положить на плаху, а Белоулин обличал царя и восклицал: «Почто, царю великий, неповинную нашу кровь проливаеши?» Когда же Белоулина все же казнили, обезглавленный труп поднялся на ноги и начал трепетать, а палачи никак не могли сбить его с ног. Не могли и отмыть землю от крови Белоулина, кровь мученика светилась. Царь в страхе ушел в свои палаты, а остальных приговоренных отпустил.

Рассказы о массовых казнях во время Опричнины разошлись по всей Европе. В Германии распространялась публикуемая нами гравюра, изображающая царя Ивана в виде озверевшего сказочного чудовища с когтистыми лапами, восседающего на троне посреди площади, где уже лежит множество трупов, а палач в злобном экстазе продолжает свое дело.

Автор
  • Иван IV Васильевич Грозный - русский царь
Периоды
  • XVI в. (четвертая четверть)
  • XVII в.
Географический рубрикатор
  • Россия
Наименование
  • Красная площадь в Москве
  • Повесть про царя Ивана Васильевича и купца Харитона Белоулина. Рубеж XVI—XVII в. (?)
Тип ресурса
документы
Исторический период
  • Средневековье
Тип исторического источника
  • Письменный источник
Тема
  • культура
Образовательный уровень
  • углубленное изучение
Библиография: История русской литературы X—XVII вв. / Под ред. Д.С. Лихачева. — М.: Просвещение, 1980; Кусков В.В. История древнерусской литературы. — М., 1977; Лихачев Д.С. Человек в литературе Древней Руси. — М.: Наука, 1970.

Зимин А.А., Хорошкевич А.Л. Россия времени Ивана Грозного. — М., 1982; Кобрин В.Б. Иван Грозный. — М., 1989; Королюк В.Д. Ливонская война. — М., 1954; Полосин И.И. Социально-политическая история России XVI — начала XVII вв. — М., 1963; Флоря Б. Иван Грозный. — М.: Молодая Гвардия, 1999; Шмидт С.О. У истоков российского абсолютизма. — М., 1997.

Территория
Российское государство
Народ
русские
Персоналии
Иван IV Васильевич, русский царь
Язык оригинала
церковнославянский
Источники
Составитель – Пелевин Ю.А.; текст – Древнерусская повесть про царя Ивана Васильевича и купца Харитона Белоулина // Труды Отд. древнерус. литературы. ИРЛИ. 1961. Т. 17; изобр. — http://www.varvar.ru/arhiv/slovo/ivan4.html
Тело статьи/биографии :

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Повесть про царя Ивана Васильевича и купца Харитона Белоулина. Рубеж XVI—XVII в. (?)

В лето 7082-го (1574-го)… на второй неделе по пасце во вторник в утре, по указу великого государя, на Пожаре, среди Москвы, уготовлено 300 плах, а в них триста топоров и триста палачей стояху у плах онех. Московстии же князии и боляре и гости, всякого чину люди, зряще такую належащую беду, страхом одержими быша.

Егда же бысть третий час дня, царь и великий князь Иван Васильевичь выехав на площадь в черном платье и на черном кони с сотники и стрельцы и повелел палачам имати по человеку из бояр и из окольничих из стольников и из гостей и из гостиной сотни по росписи именитых людей казнити. Людие же зряще, наипаче в недоумении быша, понеже никакие вины не ведуще. Взяша же первые из гостиные сотни 7 человек и казниша их. Емше же осмаго, именем Харитона Белеуленева [так в новгородском списке повести. — примеч. Д. Альшица], и не могоша на плаху склонити, бе бо велик возрастом и силен вельми. И возкрича ко царю рече з грубостию: «почто царю великий неповинную нашу кровь проливаеши?» И мнози псари приступиша пособити тем палачем, и едва возмогоша преклонити. Егда же отсекоша ему главу и спрянувши из рук их глава на землю, семо и овамо [туда и сюда. — примеч. Д. Альшица] глаголаше несведомоя. Труп же его скочи на ноги свои, и начат трястися на все страны, страшны зело обливая кровию окрест сущих себе. И многи палачи збиваху тело оно с ног и никако же возмогша. Но и падшая кровь, где пав, светляся и играя красно вельми, яко жива вопия и не отмываяся.

Сие же видя царь усумневся и бысть страхом одержим и отиде в палаты своя. Палачи же по долзе времени не движуще никого без повеления царева, но ожидающе милости. И в 6 час дня вестник прииде от царя и повеле всех поиманных отпустить. Они же от радости слезы испущающе, якобы избыша нечаемыя неповинныя смерти. Тако же и мучители оны, спрятавше плахи и топоры, отьидоша в домы своя. Труп же той трясыйся весь день и во 2 час нощи паде сам на землю. Во утрии же повелением царевым погребоша телеса их сродницы, каждо во своих.

Древнерусская повесть про царя Ивана Васильевича и купца Харитона Белоулина // Труды Отд. древнерус. литературы. ИРЛИ. 1961. Т. 17.

Вид вспомогательного материала
  • Иллюстрация
Вид исторического источника
  • Литературный памятник

биография:

документы:

изображения:

статьи: